Баку-это не просто очень красивый город

Интервью ЭХО с послом Норвегии в Азербайджане, Стейнаром Гилом

— Было ли у вас какое-то представление об Азербайджане до того, как вы приехали в нашу страну? И насколько оно оправдалось?

— Моя работа довольно долго была связана с процессами, происходящими сначала в СССР, потом — в новых независимых государствах, так что об Азербайджане я уже знал довольно много. А вот бывать здесь раньше не приходилось, хотя я посетил Грузию, Армению, работал в России… В первый раз я приехал в вашу страну в сентябре прошлого года — скажем так, на разведку. И уже потом в качестве посла. Баку — это не просто очень красивый город. Это перекресток, где Запад встречается с Востоком… Кроме того, я стараюсь ездить и по регионам Азербайджана, которые не то же самое, что Баку.

Азербайджан — это прекрасная страна. У Норвегии очень большие интересы здесь Наша государственная нефтяная компания — Statoil — второй по значению инвестор в Азербайджане, и посольство Норвегии поддерживает деятельность Statoil в Азербайджане. Есть здесь и другие норвежские компании, гуманитарные организации: Норвежский комитет по делам беженцев, Норвежское гуманитарное предприятие. И не могу не назвать имени Тура Хейердала, который не раз приезжал в Азербайджан. Я не берусь оценивать его теорию, но факт, что такой известный путешественник и исследователь интересовался нашими возможными связями — привлекает внимание к нашим взаимоотношениям. Так что очень многое сближает наши народы и наши страны. Но я думаю, что в Азербайджане больше знают о Норвегии, чем норвежцы — об азербайджанцах.

— Экономическое сотрудничество Азербайджана и Норвегии в основном сосредоточено в нефтяном секторе. Осуществляются здесь и гуманитарные программы. А какие направления сотрудничества в ненефтяной сфере могут быть для нас перспективны?

— Норвегия осуществляет в Азербайджане программу микрокредитов. Такими программами занимается и Норвежский комитет по делам беженцев, и Норвежское гуманитарное предприятие. Она предназначена для малого, в том числе семейного бизнеса. Как правило, таким предприятиям непросто получить банковский кредит. А система микрокредитов хорошо зарекомендовала себя в мировой практике. Состоит она в том, что человек получает в кредит на короткий срок небольшую сумму, чтобы основать свой бизнес.

Суммы тут действительно небольшие: от 300 до 2000 долларов. И в Гяндже, где я недавно побывал и где работает Норвежское гуманитарное предприятие, уже есть около 1400 клиентов, и общая сумма составила примерно 500 тысяч долларов. Каждое из этих предприятий создает два, три, четыре рабочих места. Мы были в гостях у одного фермера, который разводит коров, другой клиент открыл аптеку… То есть, эта программа работает.

— В Азербайджане тема взаимоотношений с НАТО стала одной из самых горячих. Здесь все: от гипотетических проектов размещения баз НАТО в Азербайджане и до совершенно реальных программ модернизации армии по натовским стандартам. Есть тут и такой вопрос, как фланговые ограничения. Который, пусть и в разной степени и, скажем так, с разных сторон, но касается и Азербайджана, и Норвегии…

— Да, фланговая проблематика нам знакома: Норвегия входит в северную фланговую зону НАТО, на юге — это Турция. Насколько я знаю, программы модернизации азербайджанских вооруженных сил в соответствии со стандартами НАТО уже идут. Если говорить о сотрудничестве с НАТО, то Азербайджан его только начинает, и то, что происходит у вас, для других стран — уже пройденный этап. И какие формы это примет в будущем — покажет время. Можно только приветствовать, что Баку модернизирует свои вооруженные силы, чтобы они отвечали современным требованиям. Другое дело, что в сотрудничестве Азербайджана и НАТО надо учитывать и международные реалии. Ваша страна находится в достаточно сложном геополитическом положении: тут Россия, Иран, Турция, Кавказ…

— Норвегия — очень важный экономический и политический партнер Азербайджана, но в карабахском урегулировании ее роль практически не заметна. Какова сегодня позиция Норвегии в карабахском вопросе и возможно ли, что Норвегия как-то активизирует здесь свою роль?

— Мы поддерживаем работу Минской группы и прямой диалог президентов. Но, как я думаю, стороны сами должны найти решение — другие страны могут способствовать созданию благоприятных условий для этого, но найти решение, повторюсь, должны сами стороны. И, конечно, мы выступаем за мирное решение этого вопроса — тут другого пути нет. В 1999 году Норвегия была действующим председателем ОБСЕ, и тогда регион посетил глава нашего МИД Кнут Воллебек.

Да, у Норвегии достаточно большой опыт посредничества в урегулировании конфликтов. Мы были посредниками в Шри-Ланке, в Латинской Америке, конечно, надо вспомнить и соглашения Осло по урегулированию палестино-израильского конфликта. Но что касается кавказских конфликтов, а это не только Нагорный Карабах, но и конфликты в Грузии, на Северном Кавказе — мы возглавляли Assistance Group в Чечне. Но все это было в то время, пока Норвегия была председателем ОБСЕ.

— В последнее время рост напряженности в Грузии вызывает большое беспокойство и в Азербайджане. В том числе и в связи с опасениями по поводу безопасности трубопроводов. Недавно президент Азербайджана подписал указ, касающийся безопасности трубопроводов. Этот вопрос в определенной степени затрагивает и интересы Норвегии, как ведущего нефтяного инвестора…

— Безопасность трубопровода — это в первую очередь ответственность тех стран, по территории которых он проходит. И я уверен, что и Азербайджан, и Грузия, и Турция сделают все, чтобы не допустить актов диверсий или саботажа на нефтепроводе. Конечно, этот вопрос касается и нефтяных компаний. Но я не думаю, что обеспечение безопасности трубопровода — это большая проблема, и уверен, что ее можно решить без привлечения чрезвычайных средств.

— А насколько вопрос о статусе Каспия вызывает беспокойство у Норвегии, которая имеет здесь свои нефтяные интересы? И насколько реалистична позиция Ирана, который постоянно подчеркивает, что вопрос статуса Каспия должен решаться исключительно прикаспийскими странами? Возможно ли сегодня решение этой проблемы без учета тех стран, у которых есть свои интересы на Каспии?

— В принципе, вопросы разграничения морского шельфа решаются прибрежными странами. А в случае с Каспием также стояла проблема: является ли он морем или озером. Конечно, было бы хорошо, если бы эти вопросы были решены: это было бы лучше и для стран, и для компаний, но пока нет окончательной ясности, другого выхода, кроме переговоров между прибрежными государствами, нет. Что же касается участия неприбрежных стран в форме посредничества или же с помощью международного суда, то, насколько я знаю, этот вопрос вообще не поднимался. И потом, насколько мне известно, Азербайждан, Казахстан и Россия уже пришли к согласию. Остались только вопросы с Ираном и Туркменистаном.

— Насколько серьезной проблемой между Азербайджаном и Норвегией является нелегальная миграция?

— Конечно, эта проблема есть, люди разных национальностей и граждане различных государств или вообще лица, не имеющие гражданства, передвигаются сейчас по всему миру. Эта проблема есть и у нас. Норвегия сейчас стала членом Шенгенского соглашения, и все эти вопросы мы решаем с нашими партнерами по Шенгену. Большинство «нелегалов» в Норвегию прибывают с территории наши ближайших соседей. Уверен, что эта проблема имеется и в Азербайджане. Но не думаю, что она сильно осложняет отношения Баку и Осло.

Из архивов газеты ЭХО, 2002 год


ЭХО НА FACEBOOK:

Метки: