Чтобы впасть в депрессию, не обязательно плохо выглядеть

А.МЮЗАРТГЫЗЫ

Ввергнув своих поклонников в недоумение еще после записи песни «Депрессиондаим», популярная певица решила добить фанатов до конца, сняв клип на раскрученную песню. Как Айгюн Кязимова будет имитировать состояние депрессии, оставалось или догадаться, или поприсутствовать на презентации клипа в дискоклубе «Туннель». Однако работа над изображением психологического растройства знаменитой певицы началась давно и велась с помощью не менее известной Ульвии Кенуль.

По решению режисера входить в депрессию должна была сама Айгюн. Основная сюжетная линия в клипе разворачивается вокруг желтого чемодана, который девушка (слишком уж хорошо выглядящая для того, чтобы ее можно было назвать хотя бы подавленной) тащит к морю через весь город с одной лишь целью — утопить все свои воспоминания о любимом. Кстати, последние выразились в туфлях, брюках, галстуке, и других принадлежностях туалета молодого человека. После избавления от всего перечисленного в ход идут записочки, любовные письма и другой бумажный мусор.

Однако поймав себя за руку, Айгюн обнаруживает, что бросила в ведро и кредитную карточку акционерного коммерческого банка «Рабитабанк» (в котором, кстати, и проходила большая часть съемок). Исправив положение и достав-таки карточку, Айгюн еще раз напоминает зрителям, что «у нее депрессия»…

Поздравить звезду азербайджанской эстрады со съемками нового клипа, в котором А.Кязимова продемонстрировала последние писки своего откровенного гардероба, в дискоклуб «Туннель» заявились многие знаменитости. Причем уличить в этой самой знаменитости явившихся гостей можно было не только по признаку принадлежности к шоу-бизнесу. Хотя все было весьма оправдано. К примеру, присутствие на презентации клипа «Депрессиондаим» главного психиатра республики Агабека Султанова вопросов не оставляло…

Стоит отметить, что в самом начале вечера А.Кязимова, вышедшая на сцену в вечернем корсете и пышной юбке со шлейфом, объявила минуту молчания, посвященную умершей певице Рейхан Муслимовой. Пожалуй, это и явилось единственным горьким моментом за весь «психологически нестабильный» вечер.

Из архивов газеты ЭХО, 2002 год


ЭХО НА FACEBOOK:

Метки: