«Осень патриарха»

НУРАНИ

Антитеррористическая операция продолжается своим чередом. Пока что под контролем палестинской администрации остаются только Хеврон и Иерихон, но вряд ли можно исключать, что в скором времени израильская армия войдет и туда. По непроверенным данным, израильская армия начала штурм базилики Рождества в Вифлееме, где находятся до 300 вооруженных палестинцев. Из города удалось вывести иностранцев, в частности граждан Италии и Армении. Возрастает и риск открытия «второго фронта» на границе Израиля и Ливана.

Накануне с территории Ливана в направлении израильского поселка Кирьят-Шимона был выпущен ракетный снаряд. Израиль нанес ответный удар. А премьер-министр этой страны Ариэль Шарон прямо заявил, что Израиль готов распространить военную операцию на юг Ливана в случае, если оттуда не прекратятся провокации.

«Шарон не дипломат, а солдат», — так об израильском премьере говорят и сторонники, и противники. И в результате дипломатические осложнения на решимость властей Израиля продолжать операцию «Защитная стена», похоже, не особо влияют. И уж тем более вряд ли стоит ожидать особого эффекта от европейских пацифистов, антиглобалистов и т.д., всячески демонстрирующих солидарность с Ясиром Арафатом и даже готовых выступить в роли «живого щита». Накануне о разрыве всех отношений с Израилем объявил Египет — первая арабская страна, нормализовавшая свои отношения с Израилем еще в конце 70-х годов. Подобный же вопрос рассматривается и в Швейцарии.

Но в то же время исламская Мавритания, установившая дипломатические отношения с Израилем только в 1999 году, уже заявила, что разрывать их не намерена. Тем не менее дипломатическая активность в регионе растет. В поездку по региону отправился глава МИД России Игорь Иванов — он провел переговоры с руководством Туниса. По-прежнему в регионе находится американский посредник Энтони Зинни. Как того и следовало ожидать, попытку отхватить свой «кусок пирога» предпринял и Евросоюз.

Правда, нередко стремление «отметиться» сочетается с явным нежеланием брать на себя «черную работу». Так, премьер-министр Франции Лионель Жоспен предложил послать на Ближний Восток «международную военную силу для разъединения конфликтующих сторон» и обеспечения выполнения резолюции 1402 Совета Безопасности ООН. Но вот отправиться в регион конфликта и президент Франции Жак Ширак, и ее премьер Лионель Жоспен предложили премьер-министру Испании Хосе Марии Аснару — именно он сейчас занимает пост председателя ЕС. По данным газеты «Мундо», Аснар сначала провел телефонный разговор с Ариэлем Шароном, в ходе которого и заявил о намерении встретиться с Арафатом. Шарон в ответ заявил, что считает такую встречу нецелесообразной, но вынесет этот вопрос на решение своего кабинета министров.

Решение кабинета тоже оказалось отрицательным. Накануне, как стало известно газете «Мундо», Аснар четыре раза пытался связаться по телефону с Арафатом, которого ЕС считает законным представителем палестинцев. Каждый раз в самом начале беседы связь прерывали. Когда Аснар дозвонился до Шарона и попытался выяснить, что происходит, израильский премьер ответил: «Вы пытаетесь говорить с главарем террористов, сеньор Аснар», — утверждает газета. Еще более жестко, согласно сообщениям французских СМИ и ИТАР-ТАСС, прокомментировал ситуацию представитель канцелярии израильского премьера: «Мы не позволим европейской делегации разрушить изоляцию Арафата», — заявил он. В личной причастности Арафата к терактам в Израиле, по всей видимости, уже не сомневаются.

Вечером 4 апреля на пресс-конференции представители израильского военного командования предъявили журналистам документы с личной подписью Ясира Арафата, захваченные в его резиденции и доказывающие, что палестинский лидер лично причастен к организации кровавых терактов в израильских городах. Речь идет главным образом о направлении финансовых средств в распоряжение террористических группировок, чтобы компенсировать им «расходы» на совершение терактов.

Тем не менее в европейских столицах Ясира Арафата по-прежнему считают не «главарем террористов», а вполне респектабельным политиком. И судьба палестинского лидера, по-прежнему находящегося в изоляции в собственной резиденции в Рамаллахе, вызывает живейший интерес публики. Израильское военное командование поторопилось успокоить страсти: Арафату переданы продукты питания, в частности минеральная вода, консервы, сыр, кофе и даже халва. Тем не менее начальник палестинской разведки на Западном берегу реки Иордан Тауфик Тейрауи заявил cаудовской газете Ash Shark al-Ausat, что Арафат, его помощники и иностранные правозащитники все эти дни живут в переполненных помещениях и эти условия ухудшаются с каждым днем.

По его словам, «узники Рамаллаха» вынуждены были поделить запасы продовольствия на части для минимального, но регулярного приема пищи: «Мы делим хлебную лепешку на четыре части и съедаем по очереди по кусочку сыра», электричество включается лишь на час в сутки, спать приходится по очереди на стульях или на полу, но «президент Арафат проявляет отеческую заботу о каждом». Тем не менее ситуация вокруг палестинского лидера становится все более неопределенной. После громких заявлений типа «я скорее стану мучеником, чем пленником», Арафат примирился с собственным арестом и явно не торопится красиво умереть с оружием в руках, повторив судьбу президента Чили Сальвадора Альенде.

Но если вице-премьер правительства Израиля Натан Щаранский в ответ на вопрос о возможности высылки Арафата заявил, что, мол, у Израиля нет Сибири и вопрос еще не решен, то экс-премьер Израиля Биньямин Нетаньяху, который, кстати говоря, считается в этой стране еще и одним из наиболее авторитетных специалистов по антитеррору, в эфире телеканала ОРТ заявил, что в случае высылки Арафата за пределы Израиля на смену ему могут прийти новые лидеры, те, которые будут говорить о мире не только на страницах иностранной прессы, но и на родном арабском языке, обращаясь к своим соотечественникам, как это делали президент Египта Анвар Садат и король Иордании Хусейн.

Проще говоря, сегодня даже израильские сторонники «жесткой линии» признают за палестинским государством право на существование — весь вопрос в том, чтобы у власти там находились люди типа Садата и короля Хусейна, а не Арафат. Но чем бы ни закончилась осада Ясира Арафата, очевидно, что авторитету палестинского лидера нанесен, возможно, непоправимый ущерб. Начавшаяся антитеррористическая операция Израиля в Палестине и все, что за ней последовало, выявила много такого, чего в Рамаллахе, Наблусе, Иерихоне или не замечали, или не хотели замечать. В самом начале израильской антитеррористической операции в Рамаллахе палестинский «раис» связался по телефону с арабскими лидерами, умоляя их вмешаться в ситуацию, но реальной помощи так и не дождался. Как бы громко ни звучали заявления о разрыве отношений с Израилем и т.д., те времена, когда в боевые действия против Израиля немедленно вступали армии нескольких арабских стран, уже безвозвратно миновали.

Еще более тяжелые последствия для авторитета Арафата может иметь та самая «дискуссия об эмиграции». В то время как власти Марокко, по данным прессы, согласились принять Ясира Арафата и его ближайших сторонников, в гостеприимстве Арафату отказали именно те страны, где он уже успел пожить: Египет, Иордания и Тунис. В Египте Арафат, еще будучи студентом, примкнул к суперрадикальным «братьям-мусульманам», потом, в 1948 году, отправился со своими ближайшими сторонниками «мстить» местным евреям за резню в деревне Дейр-Ясин, но «мстителей» остановила и разоружила египетская полиция.

Еще более понятны мотивы Иордании. На территории этой страны Арафат со своими ближайшими соратниками обосновался после Шестидневной войны — в 1967 году, когда основанная им «Аль-Фатх» перешла к активному террору против Израиля: организовывала нападения на Кинеретский акведук, взрывала школьные автобусы и «автомобильные бомбы» в Иерусалиме и т.д. Первая попытка израильтян нанести удар по штаб-квартире Арафата в Иордании была предпринята после того, как 10 марта 1968 года близ Эйлата был взорван школьный автобус. Тогда атаку израильтян удалось отбить. Чашу терпения короля Иордании Хусейна переполнил самый громкий теракт того времени — угон в сентябре 1970 года четырех самолетов, летевших в Нью-Йорк, — садились они в иорданском аэропорту Доусон.

Король Хусейн отчетливо понимал, что рано или поздно его страна станет мишенью израильской ответной операции, плюс ко всему после столь впечатляющего без всяких кавычек теракта рассчитывать на симпатии мирового сообщества тоже не придется. Сначала король попытался разоружить палестинские отряды при помощи полиции. Когда же палестинцы в ответ заговорили о возможности смещения неугодного короля, в дело пошла армия. Эти события и вошли в историю, как «Черный сентябрь» — в результате столкновений с иорданской армией погибло более пяти тысяч человек. Многие палестинские арабы предпочли бежать из Иордании в Израиль (!).

Из архивов газеты ЭХО, 2002 год


ЭХО НА FACEBOOK:

Метки: