Азербайджанская бюджетная канитель

Р.НАСИРОВ

В Министерстве финансов в среду прошла коллегия, посвященная итогам 2001 и первого квартала текущего года. К сожалению, приводить конкретную статистику по результатам мероприятия нет смысла, поскольку практически все озвученное на коллегии касалось результатов прошлого года.

А это в апреле текущего неактуально и безынтересно. Гораздо занимательнее цифры по первым трем месяцам 2002 года. Но и их в Минфине отказались назвать, сославшись на то, что окончательные результаты будут известны лишь на следующей неделе. Будоражить общественность страны «сырой» информацией в ведомстве сочли нецелесообразным. А жаль, могла бы получиться очень интересная статистика…

Например, известно, что Министерство налогов в течение первых двух месяцев этого года не выполнило прогнозных заданий по бюджету. Если учесть, что оно наряду с Госкомитетом по таможне несет 94-95% годовой бюджетной нагрузки, то любой недоплаченный в госказну манат может неминуемо отразиться на социальных обязательствах бюджета. Итак, недобор за январь составил 43,9%. В пересчете на манаты это следует понимать так: министерство должно было собрать налогов на сумму 188,2 млрд. манатов, а пополнило бюджет всего 105,58 млрд. манатов. Несложно подсчитать, что из-за низкой активности налоговиков, чтобы свести концы с концами, в феврале Минфину срочно пришлось изыскивать 82,6 млрд. манатов.

Чтобы эти цифры не казались такими уж абстрактными и обобщенными, можно их сравнить, например, с прошлогодней сметой расходов парламента на 2001 год, которые составили 15,7 млрд. манатов. Правда, в этом году депутаты дружно (не намного) увеличили последнюю цифру, тем не менее, если бы активность их работы зависела от расторопности налоговиков, то сидеть бы Азербайджану почти полгода без дееспособного Милли меджлиса, где даже на канцелярские расходы не нашлось бы средств. Хотя депутаты — это, пожалуй, слишком высоко. Более приземленным сравнение выглядит на фоне расходов на образование и науку. Так, в госбюджет 2002 года были заложены расходы на образование в размере 1 082 млрд. манатов.

Цифра кажется огромной, но если вспомнить, что львиная доля этой суммы, а именно 712,3 млрд. манатов, определена в фонд зарплаты, то получается, что, недобрав в январе 82,6 млрд. манатов, министерство уже обрекло почти 12% азербайджанских учителей на голод. Если бы Минфин не произвел рокировку средств в доходной и расходной частях бюджета, то уже в феврале люди просто не получили бы зарплату. Не многим лучше ситуация развивалась и в феврале, и в результате по итогам первых двух месяцев года госбюджет (и Минфин — как лицо, ответственное за его обеспечение) оказался обделенным на 158,4 млрд. манатов.

Сумма, солиднее предыдущей. Вместо запланированных 456,1 млрд. в казну было перечислено 297,7 млрд манатов. Может, эти цифры, а вместе с ними и итоговый показатель за январь-февраль (65,3%), мало о чем говорят, однако и их можно сравнить, скажем, с годовой плановой суммой расхода госбюджета на здравоохранение — 270 163 млн. манатов. Получается, что Минналогов 8 раз подряд «топило» здравоохранение. Вся надежда на принцип самофинансирования, который, по прогнозам Минздрава, в этом году достигнет в данном секторе еще больших размеров, чем раньше.

Правда, есть у Минналогов и оправдание — что, мол, в начале каждого квартала сбор бывает маленьким, и лишь к концу, когда предприятия активизируют выплату налогов, прогнозы потихонечку начинают оправдываться. Так оно и получилось в марте текущего года, когда по линии Минналогов в госбюджет было собрано 386,4 млрд. манатов, что на 27,4% больше прогнозируемого уровня. И поскольку Минфин пока еще готовит свои отчеты, то попытаемся сами посчитать, насколько казна оказалась невыполненной в течение I квартала.

С таможней все обстоит гораздо проще. Сопротивляясь в конце каждого прошедшего года повышению плановых заданий ведомства, таможенники умудряются аккуратно и в срок выполнять прогнозы. Причем, по неизвестным причинам, часто выполняемость бывает ни много ни мало именно 100,1%. Мистика какая-то. Можно подумать, комитет замкнулся на этой цифре. Правда, если учесть заявления оппозиционеров о том, что у таможенников еще имеется огромный плановый задел по выполняемости, то есть, официальная статистика отражает лишь часть возможных таможенных сборов, то все становится предельно ясно. Цифра 100,1% кричит о том, что мы не просто собрали деньги, но даже перевыполнили план на 0,1%. А больше мы и не обязаны были давать… Таким образом, ответственность за недоплаченные манаты в I квартале налоговикам делить не с кем.

Разве что с ГНКАР, которая по заявлениям правительственных чинов взяла у какого-то таинственного зарубежного банка сверхсекретный кредит (подробности никто не раскрывает) и, расплачиваясь, отдала деньги, которые предназначались Минналогов. Но это — детали. Перед самим госбюджетом злостным неплательщиком выглядит именно министерство, а не ГНКАР. Вернемся к расчетам. Перевыполнить мартовский план на 27,4% при сборе, равном 386,4 млрд. манатов, значит, что Минналогов перечислило в доходную часть бюджета дополнительные 105,87 млрд. манатов. Опять же — деньги огромные. Но ведь за январь-февраль казна недополучила 158,4 млрд. манатов.

Вот и получается, что в целом по итогам квартала ведомство не выполнило план приблизительно на 52,5 млрд. манатов или, если верить агентству «Туран», прогнозный показатель за квартал был исполнен на 90,1%. Для многих направлений социального сектора ситуация не катастрофическая, но по-прежнему практически похороненной оказалась азербайджанская наука. Правда, не все так плохо.

Пока таможенники гордо рапортовали о выполняемости на 100 с хвостиком процентов и налоговики судорожно искали выход из ситуации, Минфин не переставал прибегать к надежному и испытанному приему, позволяющему покрыть недостатки последних. В результате, по данным «Туран», с начала текущего года на Бакинской фондовой бирже (БФБ) было проведено аж 6 аукционов по размещению трехмесячных государственных краткосрочных облигаций (ГКО) в объеме 170 млрд. манатов по номиналу. Интересно, что сумма с небольшой разницей очень напоминает двухмесячную задолженность Минналогов бюджету. Благодаря этим средствам и удавалось гасить статьи расхода казны.

Тем более, что долгожданные 30 млн. долларов, первый транш кредита Всемирного банка в 60 млн. долларов, были выделены Азербайджану с четырехмесячным опозданием и вместо ноября 2001-го Нацбанк получил их лишь в марте. Так что на фоне едва закрытой бюджетной дыры прошлого года другой подстраховки у Минфина, помимо ГКО, просто не было. Ну а то, что мартовские планы налоговики перевыполнили значит, что… у азербайджанской науки все же есть какие-то шансы выжить.

Из архивов газеты ЭХО, 2002 год


ЭХО НА FACEBOOK:

Метки: