«Христианский фактор»

НУРАНИ

Антитеррористическая операция Израиля на палестинских территориях продолжает оставаться мировой новостью номер один. Конфликт, судя по всему, не удалось даже удержать в пределах израильской территории. 2 апреля север Израиля подвергся обстрелу с южноливанской территории, где расположены позиции боевиков проиранской группировки «Хезболлах». В ответ израильские самолеты и наземные войска атаковали позиции боевиков шиитской радикальной организации «Хезболлах» на юге Ливана.

Параллельно с авиарейдами израильский министр иностранных дел Шимон Перес направил письмо в Организацию Объединенных Наций с требованием решительных действий против Сирии и Ливана, нацеленных на то, чтобы пресечь акты насилия на израильской северной границе. По его словам, в последние дни «Хезболлах» размещает вооруженных людей вдоль «голубой линии», которая отделяет Ливан от Израиля и где размещены наблюдатели ООН. Представитель израильского министерства иностранных дел Ари Мекель предупредил правительства Сирии и Ливана о возможных военных акциях в ответ на приграничные инциденты.

В центре внимания мировой прессы по-прежнему остается палестинский Вифлеем, на территории которого расположена одна из крупнейших христианских святынь — храм Рождества, воздвигнутый на том самом месте, где, согласно преданию, родился Иисус Христос. Антитеррористическая операция в Вифлееме началась вечером 2 апреля. Практически сразу же на всех перекрестках города появились израильские танки. Принадлежащая духовной миссии Русской православной церкви гостиница для паломников в том же Вифлееме практически сразу же оказалась «на линии огня».

Это семиэтажное здание — одно из самых высоких в Вифлееме, с его крыши открывается обзор всего города. К тому же расположена она буквально в двухстах метрах от храма Рождества, на улице Млечного грота. 2 апреля паломников в ней не было — здесь находился только сторож-араб. В 8 утра 2 апреля 50 израильских солдат, выбив двери, ворвались в гостиницу, заняли все этажи вплоть до крыши и поставили там огневые позиции.

Представители израильского командования заявляют, что никакого урона гостинице не нанесено. Однако реакция руководства РПЦ оказалась более чем бурной. Патриарх Алексий II направил президенту и премьер-министру Израиля требование вывести войска с территории Русской православной церкви и обратился с просьбой о содействии в решении этой проблемы к президентам России и США, а также к генсеку ООН. В случае же обстрела гостиницы и причинения ей ущерба РПЦ намерена потребовать у Израиля его возместить. Распространяется ли это намерение и на те случаи, если обстреляют гостиницу палестинцы, остается непонятным.

В роли ведущего ньюсмейкера оказался представитель духовной миссии отец Феофан. Уже утром 3 апреля он заявил в интервью РИА «Новости», что израильтяне не собираются уходить из гостиницы Русской духовной миссии в Вифлееме, объясняя это «отличной огневой позицией», откуда также можно вести наблюдение за всем происходящим сейчас вокруг церкви Рождества Христова. По словам отца Феофана, в телефонном разговоре с сотрудником Русской духовной миссии представитель израильской армии сообщил, что военнослужащие не намерены покидать здание до тех пор, пока в церкви Рождества находятся вооруженные палестинцы.

Представитель израильской армии также указал, что не считает гостиницу зданием, на которое распространяется какой-то «иммунитет» — в Вифлееме слишком много подобных зданий, и если каждый раз израильские военнослужащие станут задумываться над этим, будет просто невозможно проводить операцию. К тому же, подчеркивают сейчас израильтяне, вооруженные палестинцы сами заняли даже церковь Рождества, не считаясь с каким-либо ее «особым статусом». К утру 3 апреля события в Вифлееме приняли еще более драматический оборот. Пока информационные агентства передавали информацию о гибели в Вифлееме католического священника, а он сам звонил в представительство Ватикана с сообщением, что «слухи о его смерти несколько преувеличены», более двухсот вооруженных палестинцев, непонятно каким образом, оказались на территории храма Рождества. Причем не просто попытались таким образом укрыться от израильтян, а начали вести из церкви, одной из важнейших христианских святынь, огонь из танковых пулеметов. В помещении храма оказались блокированными и шестеро итальянских журналистов.

Еще больше запутали ситуацию сообщения, что монахи и священники остаются в храме добровольно, в качестве «живого щита», чтобы храм Рождества не бомбили с воздуха. Предположения, что христиане в нынешней ситуации могут быть еще кем-то. кроме случайных жертв на чужой войне, кажутся абсурдными. И, согласно устоявшимся представлениям, ближневосточный конфликт — это война палестинцев-мусульман с еврейским государством, а находящиеся на святой земле христиане просто оказались не в то время и не в том месте. А на самом деле все не так просто. И христианская община Палестины, которая, кстати говоря, состоит не только из монахов, священников, сотрудников духовных миссий и паломников, практически никогда не оставалась в стороне от событий.

Сегодня прилагательное «исламский» приросло к слову «терроризм» так же плотно, как и эпитет «святая земля» — к территории бывшей британской Палестины. И на этом фоне мало кто вспоминает, что «крестными отцами» палестинского террора были… арабы-христиане Вади Хаддад и Жорж Хаббаш. Еще будучи студентами американского университета в Бейруте, они в начале пятидесятых оказались в числе основателей арабского националистического движения. Всерьез, однако, о лидере АНД Вади Хаддаде, недоучившемся медике, заговорили уже в 1967 году.

После того, как арабские страны потерпели сокрушительное поражение в шестидневной войне, Хаддад формирует новую организацию — Народный фронт освобождения Палестины, провозгласив в качестве основного метода борьбы за это самое освобождение… международный терроризм. От слов к делу НФОП перешел уже в 1968 году, когда вооруженные террористы захватили пассажирский самолет по пути из Рима в Тель-Авив. Затем последовал угон четырех самолетов в Иорданию в сентябре 1970 года, множество других военных операций. После смерти Вади Хаддада в 1978 году от лейкемии во главе организации встал Жорж Хаббаш, тоже христианин. Показательно, что именно НФОП с успехом «рекрутировал» в свои ряды европейских радикалов, и именно в рядах этой организации начинали свою «карьеру» многие армянские террористы, включая и Акопа Акопяна, будущего лидера АСАЛА.

Причем очевидно, что ни Вади Хаддад, ни Жорж Хаббаш не были исключениями. Уже в 1976 году террористы, угнавшие в Уганду самолет Air France, следовавший рейсом Тель-Авив — Афины — Париж, потребовали освобождения более 300 террористов, среди которых оказались такие фигуры, как… архиепископ Илларион Каппуччи, глава греческой католической общины в Восточном Иерусалиме. В 1974 году этот священнослужитель, тесно связанный с «арафатовской» «Аль-Фатх», был приговорен к 12 годам заключения за незаконный ввоз оружия в своем автомобиле, имевшем дипломатическую неприкосновенность.

Немалую пищу для размышлений дают и переговоры, вошедшие в историю как «Кемп-Дэвид-2». Их вели в конце 2000 года тогдашний премьер-министр Израиля Эхуд Барак и глава Палестинской автономии Ясир Арафат при посредничестве президента США Билла Клинтона в его летней резиденции. Согласно представленному США плану, христианская часть Иерусалима переходила под арабский контроль, и христианские лидеры восприняли это как должное.

Но при этом палестинцы, так же, как и армяне, весьма бурно протестовали против того, что «армянская» часть города переходила под израильский контроль. Арафат тогда даже заявил, что «мы и армяне — один народ». Проще говоря, никакого «особого пиетета» к американскому плану в Иерусалиме явно не испытывали, и если бы предложенная схема раздела не устроила бы христианских иерархов, выступить против нее им ничего не мешало. А это означает, что христиан на Ближнем Востоке вряд ли стоит «выносить за скобки» происходящих событий или тем более считать абсолютно нейтральной силой.

Из архивов газеты ЭХО, 2002 год


ЭХО НА FACEBOOK:

Метки: