Беженцы из Чечни вновь просят помощи

М.БАГИРОВ, С.МУСТАФАЕВА, Н.РАМИЗОГЛУ

Вчера премьер-министр Чечни Станислав Ильясов заявил, что Чечня готова принять всех беженцев, возвращающихся с территории Панкисского ущелья Грузии, — «сколько переселенцев привезут, столько и будет размещено». «Уже подготовлены пункты временного размещения и есть свободные места для поселений в частном секторе по всей территории страны», — сказал Ильясов «Интерфаксу».

При этом чеченский премьер считает устаревшими и завышенными данные о 6-7 тысячах чеченских беженцев, якобы находящихся в Панкисском ущелье. Он считает, что речь идет о полутора-двух тысячах человек. «Часть из людей уже покинула или покинет ущелье, кто-то уехал к родственникам в Азербайджан, часть — в Турцию, еще кто-то останется на территории Грузии», — пояснил он.

А на днях глава так называемого «представительства Чеченской Республики Ичкерия» в Баку Али Асаев обратился к азербайджанскому правительству с просьбой оказать помощь чеченским беженцам, находящимся в Азербайджане. По самым приблизительным оценкам, в стране проживают более 10 тысяч беженцев из Чечни. Причем, как утверждает директор Центра гуманитарных исследований (ЦГИ) Авез Гасанов, никто из них за все это время не прошел регистрацию в государственных структурах.

Об этом же говорил на днях председатель Госкомитета по делам беженцев Али Гасанов, комментируя обращение Али Асаева. Представитель правительства назвал просьбу о помощи безосновательной, отметив, что чеченские беженцы проникли в Азербайджан, минуя контрольно-пропускные пункты на границе, то есть тайным путем, что является нарушением закона, а потому их регистрация в стране уже невозможна.

Однако с этим категорически не согласен Авез Гасанов. «Нет никаких оснований для того, — говорится в распространенном вчера ЦГИ заявлении, — чтобы обязательно все лица, прибывшие на территорию любого нейтрального государства в поисках политического убежища, обращались в контрольно-пропускные пункты на границе». По мнению А.Гасанова, регистрация любого лица, прибывшего на территорию того или иного государства, должно больше заботить само государство, нежели эмигранта.

Причем государство, как считает глава ЦГИ, обязано не просто зарегистрировать беженцев, причем не только чеченских, но и гарантировать им жизнь на своей территории. Эти основания, как отмечает Авез Гасанов, содержатся в международных документах, подписанных Азербайджаном, и принятой Конституции. Поскольку этих обязательств в отношении чеченских беженцев, подчеркивает руководитель ЦГИ, азербайджанское правительство за 4 года так и не выполнило, то не удивительно, что права этих людей попираются на каждом шагу. В числе примеров Авез Гасанов приводит факты притеснения чеченских беженцев полицией, непринятия детей беженцев в местные школы и др.

«Сегодня не предпринимается никаких шагов для обеспечения регистрации государственным органом беженцев, прибывающих из других стран, — заявляет директор ЦГИ. — Причина этого не только в наличии в стране более 600 тысяч вынужденных переселенцев, но и в отсутствии государственной политики в области приема беженцев. Ищущие защиты в Азербайджане беженцы проходят регистрацию и получают соответствующий документ исключительно в управлении Верховного комиссариата ООН по делам беженцев».

По словам руководителя общественно-политического объединения «Кавказская конфедерация» Али Улхаева, чеченские беженцы в Азербайджане испытывают огромные затрудения материального и правового характера. А.Улхаев говорит о фактах «жесткого пресечения прав чеченских беженцев в форме организованного политического насилия». Речь, в частности, идет о том, что чеченцев, по словам А.Улхаева, в принудительном порядке в управлении Верховного комиссариата ООН по делам беженцев оформляют как граждан Российской Федерации.

«Я им неоднократно доказывал, — рассказал глава общественной организации, — что в одностороннем порядке навязывать гражданство ни в коем случае нельзя, что главное — это согласие субъекта. Однако, как бы мы ни объясняли, даже мне выдали документ, где они утверждают, что я гражданин какой-то Русской Федерации». По словам А.Улхаев, он собирался даже подать иск в Международный суд на имя Верховного комиссариата ООН по делам беженцев или его представителя, однако по ряду причин это сделать пока не удалось.

Другой представитель чеченской общины в Азербайджане журналист Майрбек Тарамов обращение главы чеченского представительства Али Асаева к азербайджанскому правительству считает несколько запоздалым. «Надо только приветствовать, что Али Асаев стал на позицию беженцев, чего раньше не замечалось. Видимо, положительные сдвиги происходят», — сказал «Эхо» журналист. По словам М.Тарамова, положение чеченских беженцев в Азербайджане резко ухудшилось после событий 11 сентября в США.

«МНБ и другие службы усмотрели в этом знак для себя и начали поиск врага», — охарактеризовал положение вокруг беженцев М.Тарамов. По его словам, никто не отрицает, что в Азербайджане имеются большие проблемы с перемещенными лицами из Нагорного Карабаха, и «правительство, видимо, испытывает большую нагрузку, а тут еще чеченские беженцы».

М.Тарамов предлагает свой вариант решения проблемы. По его мнению, было бы лучше, если чеченских беженцев переселили в третьи страны — Европы и Америки. О необходимости «преимущественного применения переселения в третьи страны в целях обеспечения беженцев» говорят, как сообщил журналист, и документы Управления верховного комиссариата ООН по делам беженцев. М.Тарамов добавил, что в понедельник намерен поднять этот вопрос на встрече с представителями вышеназванной структуры в Баку.

Достаточно интересно выглядят на этом фоне мнения рядовых граждан по поводу размещения чеченских беженцев на территории Азербайджана.

На вопрос, должно ли наше государство предоставлять им статус беженцев, многие опрошенные ответили отрицательно. Более того, граждане высказались и против того, чтобы государство им оказывало какую-либо материальную поддержку. Свое мнение столичные жители мотивировали в основном тем, что Азербайджану «своей головной боли хватает» в виде беженцев и внутренних переселенцев. Вместе с тем некоторые граждане придерживались того мнения, что людям, попавшим в затруднительное положение, следует помогать, и если наше государство в силах это делать, то пусть помогает.

Бибиханым Аллахвердиева, домохозяйка: «Насколько мне известно, чеченцев в Азербайджане уже около 4 тыс. Мне кажется, что принимать их у себя не совсем верно. Я ничего не имею против этого народа, но все дело в том, наши беженцы живут в ужасных социальных условиях, и эта ситуация красноречиво говорит о том, что наше государство не в состоянии выдержать такую нагрузку. Доказательством тому служит отмена льгот, которая коснулась и беженцев, и переселенцев.

Поэтому я считаю, что чеченцам надо объяснить, по возможности вежливо, что их нахождение здесь не уместно. Кроме этого, мне не совсем нравится то, как они себя ведут. Есть очень хорошая пословица, которая характеризует их поведение — «В чужой монастырь со своим уставом не приходят». Между тем они именно этим и занимаются».

Гюлчин Велиева, филолог: «В нашем государстве, как ни в каком другом, могут понять, что значит быть изгнанными с родных земель. Поэтому мы не должны судить чеченских беженцев очень строго и по возможности помогать. Cо мной по соседству живут чеченцы. Я вижу, что им очень тяжело. Наши беженцы хотя бы находятся внутри своего государства. Их же положение усугубляется еще и тем, что они проживают на чужбине»,

Хатир Гулиев, преподаватель: «Мне кажется, что чеченцы для нас создают лишние проблемы. Это очень криминальный народ, и их вполне обоснованно можно назвать источником социальной напряженности. Нельзя было допускать чеченцев на территорию Азербайджана. Вспомните резню в ресторане, убийства, которые они уже успели совершить. Хватит с нас турков-месхетинцев. Пора браться за ум».

Отказался представиться: «Они не должны здесь жить и на их жалобы не стоит обращать внимания. Чеченцев здесь поддерживают какие-то арабские гуманитарыне организации, дают им продукты, деньги и наверняка настраивают против азербайджанцев. Я уверен, что эти арабские организации распространяют в Азербайджане радикальные исламские течения. Не понимаю, куда смотрят наши разведслужбы, ведь все это потом может обернуться против нас?».

Из архивов газеты ЭХО, 2002 год


ЭХО НА FACEBOOK:

Метки: