Общее и особенное в конфликтах

Джамиль ШИХЛИНСКИЙ, конфликтолог

С окончанием «холодной войны» мир стал свидетелм свыше 120 локальных конфликтов, в результате которых погибли миллионы людей. На самом деле распад прежней глобальной системы безопасности означал, что больше людей стали жертвами конфликтов за период 1989-2000 годы нежели в предыдущие десятилетия. Серия войн, которые произошли за последнее столетие снискала Балканам известность «пороховой бочки Европы» и угроза их возникновения не исчезла.

Косовский конфликт один из компонентов гремучей балканской смеси, грозящей нарушить шаткое европейское равновесие, с грехом пополам сложившееся после второй мировой, и вновь поставленное под сомнение после развала социалистического лагеря, Югославии и СССР.

Каковы же были основные цели Запада в косовском конфликте? Прежде всего — это трансформация власти в Белграде, смещение «социал-патриота» Милошевича и попытка приведения к власти в Белграде политиков, полностью ориентированных на Запад. Другая задача отвлечение внимания мирового сообщества от ряда скользких проблем, таких как палестино-израильский переговорный тупик. Для США косовский конфликт — перевод стрелок с внутренних проблем, возникших у экс-президента США Клинтона, демонстрация его решительности, на что Америка всегда очень благосклонно реагирует. С началом натовских бомбардировок Югославии, проведенных в обход Совета Безопасности и Устава ООН, был нанесен очень сильный удар по ООН.

С этой точки зрения большую важность имело принятие 10 июня 1999 г. резолюции СБ ООН по Косово, заключающейся в том, что она подвела черту под военной акцией НАТО и открыла путь к мирному политическому урегулированию в рамках ООН и при центральной роли ООН. Называть косовский конфликт просто сложным — грубое умалчивание о реальных масштабах трагедии. Так, несмотря на создание в будущем демилитаризованной буферной зоны на границе Сербии и Косово и разделения территории края на зоны влияния находящиеся под контролем дислоцированных здесь сил НАТО, конфликт уже выплеснулся за пределы — в другие республики бывшей Югославии. И в первую очередь, в Македонию, почти половину населения которой составляют этнические албанцы. Это грозит распространением конфликта, поскольку Болгария претендует на свою этническую долю в Македонии, а Греция видит возможность урезать или ликвидировать государство, само название которого она отвергает. Следствием кризиса в Косово (при любом дальнейшем развитии ситуации) могут стать новые трещины в отношениях США и Европы.

Балканы для США лишь одна из многих точек в глобальной геополитической игре, а для Европы это нежелательный конфликт в одном из центральных регионов. США, за неимением или нежеланием предъявить иные аргументы, все более полагаются в своей политике на силу. Европа в этом плане проводит гораздо более взвешенную и разумную политику.

Очевидным следствием конфликта в Косово может быть и его влияние на участников межэтнических конфликтов на постсоветском пространстве. Сравнение процессов, развивавшихся в СФРЮ и СССР на рубеже 80-90-х годов, было в те годы весьма популярным среди политиков и ученых. В обоих случаях речь шла о многонациональных социалистических федерациях с этнополитической структурой, народы которых уже имели опыт государственного раскола (в 1919-1922 годы на территории СССР, в 1941-45 годах на территории Югославии).

В Советском Союзе, глядя сквозь югославскую призму, нетрудно было отыскать свою Словению — Прибалтика, свою Хорватию — Украина. В Белруси легко было опознать Черногорию, Средней Азии найти сходство с Боснией и Герцеговиной, а Северному Кавказу аналогию с Косово. В последнем случае можно говорить и о более высокой степени схожести, что поставило перед Россией и Сербией одинаковые проблемы.

У Грузии, Азербайджана и Молдовы косовский урок может породить надежды на возможность привлечения НАТО к решению абхазского, карабахского и приднестровского конфликтов на выгодных для Тбилиси, Баку и Кишинева условиях, а также ослабить готовность к компромиссам, стимулировать укрепление силового потенциала. Возникновение большинства конфликтов на постсоветском пространстве было связано с распадом СССР и нежеланием бывшего центра ослабить свое влияние по возможности во всех бывших республиках Советского Союза, а ныне независимых государствах, а также в свою очередь с приходом к власти в ряде этих республик сил, которые взяли курс на отдаление от центра и поиск новых партнеров в данном конкретном регионе. Их можно разделить на две группы.

К первой группе конфликтов можно отнести конфликты, непосредственно связанные с компактным расселением так называемых русскоязычных за пределами Российской Федерации. Такими конфликтогенными регионами являются страны Балтии, Приднестровье в Молдове, северные области Казахстана и так далее. Вторая группа3 конфликт в Грузии, где Южная Осетия стремится объединиться с Северной Осетией, Абхазия с адыгейскими народами, проживающими в республиках Северного Кавказа. Сюда же относится конфликт вокруг Нагорного Карабаха, осетино-ингушский кнфликт, и ряд других. На сегодняшний день ни один из региональных конфликтов не удалось разрешить силой. Напротив, прямое военное столкновение приводило к перерастанию политического или конституционного кризиса в межнациональный конфликт и зачастую заканчивалось межэтническим насилием. Из Нагорного Карабаха выдавили азербайджанцев, из Абхазии — грузин, из Осетии — ингушей и так далее.

Причем в большинстве случаев, либо вооруженные формирования с территории мятежной автономии, либо конфликтующие стороны разъединили так называемые коллективные миротворческие силы (КМС) СНГ, состоящие в основном из российских подразделений. Однако максимум чего удавалось добиться — замораживания конфликта. История показала, что невозможно добиться успеха в политическом разрешении конфликта, если сам посредник заинтересованная сторона. В отличие от вышеуказанных конфликтов, нагорно-карабахский отличается тем, что в начальной его стадии в 1988 году верховный совет Армении принял постановление о присоединении автономной области к Армении. Таким образом, нагорно-карабахский конфликт явно обозначился армяно-азербайджанским, что привело к кровопролитию.

Для предотвращения возобновления боевых действий одной из главных задач является размещение миротворческого контингента на конфликтной территории. И тут уже на первое место выходит не то, что они должны быть размещены под эгидой ОБСЕ, хотя здесь следует сделать оговорку, что ОБСЕ пока не имеет своих вооруженных сил, а значит, будут задействованы силы НАТО, что в свою очередь не устраивает Россию, заявлявшую о своем опыте проведения миротворческих операций на Кавказе (до момента вывода российских миротворческих частей из Абхазии).

Ухудшающееся экономическое и политическое положение Армении, высокий уровень миграции вынуждают армянское правительство говорить о том, что для скорейшего разрешения карабахского конфликта первостепенной задачей является налаживание экономических связей с Азербайджаном и Турцией (страной обвиненной ею в геноциде армянского народа) и снятие ими так называемой экономической блокады Армении, хотя насколько это возможно назвать блокадой при свободном сообщений с Грузией и Ираном, не совсем понятно.

В ходе боевых действий Армения понесла потери, несопоставимые по уровню с потерями азербайджанской стороны, но более тяжелые в силу различия демографического и экономического потенциалов. В то же время можно сомневаться в целесообразности возобновления боевых действий со стороны Азербайджана, учитывая мнение мирового сообщества.

Следовательно, стоит пытаться продолжить политические переговоры. Именно на этом настаивает президент Гейдар Алиев, вынося на обсуждение общественности проблему решения конфликта в Нагорном Карабахе, не исключая в случае необходимости военного вмешательства.

Из архивов газеты ЭХО, 2002 год


ЭХО НА FACEBOOK:

Метки: