Каким был уходящий год для Азербайджана?

Р.НАСИРОВ

С точки зрения экономической продуктивности 2001 год мало чем отличался от предыдущих и анализ событий произошедших за это время событий, позволяет выделить в разряд особых лишь успехи связанные со структурными реформами.

Хотя были и другие, которые можно разбить на 4 части: первую с натяжкой можно отнести к геоэкономике, далее следуют приватизационные и нефтехимические показатели и наконец отдельные (точечные) достижения.

Начнем с геоэкономики. В первую очередь конечно же следует отметить «частичную» отмену Америкой злополучной 907-й поправки. Остается надеяться, что из толстого пирога что-то достанется и нам. В 2001 году США выделили на всякие социально-демократические нужды (под которые очень легко переориентировать любую экономическую стратегию страны) 810 млн. долларов, из которых 170 млн. — Украине, 150 — 170 млн. — России, 92 млн.- Грузии и 90 млн. — Армении.

Даже Литва получила 6,5 млн. долларов. Следовательно, и Азербайджану могло кое-что перепасть, если бы не 907-я. 907-ая хотя и была отменена сроком на год, главное в данном деле — прецедент.

Другой геоэкономической победой года можно считать подписание в ходе визита президента Азербайджана Гейдара Алиева в Турцию в середине марта соглашения «О поставках в 2004-2018 годах азербайджанского газа в Турецкую Республику». Речь идет об экспорте газа с месторождения «Шахдениз». Соглашение действительно грандиозное, поскольку предусматривает транспортировку в Турцию газа объемом 79,7 млрд. кубометров газа с 2004 года и до 2018 года.

В этом году наконец-то за долгое десятилетие решился вопрос возврата в Азербайджан из России модулей для полупогружных установок, которые оцениваются сегодня в миллионы долларов. Одновременно с этим сняты и таможенные противоречия между странами. С 28 марта грузовой и пассажирский транспорт, пересекающий азербайджано-российскую границу, стал обеспечиваться специальными разрешениями.

Квоты были установлены на уровне 2 тыс. единиц транспорта, и в дальнейшем, по мере роста потребностей транспортников, она будет увеличена, например, до 3 тыс. единиц. А с 1 апреля, благодаря договоренности достигнутой на V Межправительственной азербайджано-российской экономической комиссии, товары импортируемые из этой страны в Азербайджан перестали облагаться налогом. Учитывая объемы грузоперевозок между странами, успех очевиден.

Вторая часть достижений включает интенсивные структурные реформы. Милли меджлис принял кардинальный документ — закон «О государственной службе». Правда, немало времени потребуется на то, чтобы он заработал, но все же на фоне более свежего закона «О коррупции» чего-то в этом направлении может и удастся добиться.

Очень важно, что в апреле 2001 года президент ликвидировал министерства экономики, госкомимущества, торговли, Антимонопольный комитет и Агентство по иностранным инвестициям, создав на их базе Министерство экономического развития (МЭР), руководителем которого был назначен бывший министр госкомимущества Фархад Алиев. Происшедшее можно считать пиком экономических преобразований, поскольку в отличие от предыдущих указов о реформировании административной системы управления, указ от 30 апреля определил структуру реформ сразу трех ведущих министерств страны.

Одновременно были предприняты решительные шаги в области «практической» приватизации. 22 и 23 марта президент Гейдар Алиев подписал несколько документов: указ о приватизации предприятий химической (17 предприятий госкомпании «Азеркимья»), машиностроительной (16 предприятий) и топливно-энергетической промышленности.

Появился также указ «О приватизации в рамках «II Госпрограммы приватизации в АР», объявленных открытыми в соответствии с «Государственной программой приватизации госимущества в 1995-1998 гг», но не полностью приватизированных предприятий и объектов» и открытыми для приватизации были объявлены предприятия машиностроительной промышленности — НПО «Азерэлектромаш», «Азерэлектротерм», «Баккондиционер», ПО «Азерэлетроишиг», «Аздормаш», «Чинар» и т.д.

Нельзя не вспомнить и о создании Министерства топлива и энергетики Азербайджана. В течение года с Европейским союзом был урегулирован вопрос оказания помощи Азербайджану в формировании структуры и технической обеспеченности Минтопэнерго гранта в размере 800 тыс. евро.

В нынешнем же году руководящий комитет по разработке месторождений «Азери», «Чыраг» и глубоководной части месторождения «Гюнешли» (АЧГ) в азербайджанском секторе Каспийского моря санкционировал старт проекта Фаза 1 (полномасштабную разработку крупнейших месторождений АЧГ).

Что касается локальных экономических успехов, то в июне 2001 года состоялось официальное открытие сталелитейного завода компании Baku Steel. Предприятие было приватизировано в ноябре 1998 году и путем инвестиционного конкурса обрело хозяина в лице Baku Steel Comрany. Ровно через месяц в Сумгайыте была пущена парогенераторная установка на этилено-полиэтиленовом заводе (ЭП-300). Проект финансировался за счет кредита японского Эксимбанка и компании Nichimеn.

Но не обошлось и без провалов. Их тоже можно разбить на глобальные, имеющие серьезные экономические последствия, и локальные. К серьезным можно отнести отказ некоторых зарубежных компаний выполнять обязательства по подписанным с ГНКАР соглашениям из-за бесперспективности разведанных структур. Речь о британской Ramco, объявившей о выходе из контракта типа PSA на реабилитацию и разработку блока оншорных месторождений «Мурадханлы».

Непонятная ситуация сложилась и с французской компанией которая не смогла договориться с ГНКАР о разработке месторождения «Гюнешли». А Exxon Mobil в этом году приняла решение законсервировать первую разведочную скважину на блоке «Огуз» азербайджанского шельфа Каспия. Мотивировка: на блоке не обнаружено коммерчески привлекательного притока нефти.

Весьма спорным многие считают прецедент, созданный президентом относительно расходования средств Нефтяного фонда Азербайджана на социальные нужды. В течение года из Фонда на коммунальные нужды беженцев и вынужденных переселенцев было выделено 16 млрд. 677,7 млн. манатов (около 3,6 млн. долл.) и позднее 22 августа и 7 сентября на аналогичные цели из того же Фонда было выделено соответственно 83 млрд. манатов (17,8 млн. долл.) и 84 млрд. манатов (около 18 млн. долл.).

В 2001 году так и не было создано долгожданное Министерство транспорта. В Кабинете министров страны работа над этим еще продолжается. Не была создана финансовая структура, в функции которой входило бы страхование кредитов в сельском хозяйстве, и формирование страховки кредитных рисков банков.

Несмотря на то, что Налоговый кодекс вступил в силу с 1 января 2001 года, уже буквально через несколько месяцев пошли разговоры о возможной скорой либерализации налоговой системы. Министр экономического развития Фархад Алиев и зампредседателя Таможенного комитета Салим Муслимов не раз заявляли, что скоро налог на добавленную стоимость будет снижен с 18% до 15%. Однако в течение 2001-го этого так и не произошло.

На некоторые недочеты правительству указали зарубежные финансовые организации. Речь о нашумевшей уже истории, когда МВФ посетовал, что в энергетическом секторе Азербайджана имеют место «скрытые» субсидии, оцениваемые по реальным ценам 2002 года в 7 трлн. манатов. Судя по заключению, это превышает показатели государственного бюджета на следующий год.

Но наиболее болезненной оказалась социальная сфера. Еще в августе курс манат-доллар перевалил отметку 4700 манатов, хотя в бюджет 2001 года был заложен курс в 4600. Не был разработан столь ожидаемый всеми закон об индексации вкладов. В парламенте посчитали, что пока достаточно законов относително льгот и компенсаций…

Из архивов газеты ЭХО, 2001 год


ЭХО НА FACEBOOK:

Метки: