Все разговоры вокруг мечети в Баку — инсинуации

Р.БАБАЕВ

Как известно, в Военной коллегии Суда по тяжким преступлениям подходит к концу процесс по «делу двенадцати», который широко освещался нашей газетой. Однако напомним, что несколько молодых азербайджанцев, находящихся на скамье подсудимых, обвиняются в том, что проходили военную подготовку в лагере в Грузии и собирались воевать в составе незаконных вооруженных формирований в Чечне.

Одним из тех, кто был приглашен на процесс в качестве свидетеля по делу, является имам мечети «Абу Бекр» Гамет Сулейманов.

На днях прокурор Айдын Гасанов в обвинительной речи просил судебную коллегию вынести в отношении Гамета Сулейманова особое решение и привлечь имама мечети «Абу Бекр» к уголовной ответственности.

Вчера ранним утром Гамет Сулейманов прилетел в Баку рейсом из Дубаи.

— В последние дни распространились слухи о том, что вы бежали из Азербайджана в связи с тем, что ожидали того, что в отношении вас в Военной коллегии Суда по тяжким преступлениям будет вынесено специальное решение.

— СМИ часто торопятся с вынесением умозаключений и неправильно преподносят информацию. Вообще говоря, человек должен нести ответственность за каждое сказанное слово, потому что рано или поздно за сказанное приходится отвечать.

Поэтому я хочу подчеркнуть: все это — пустые разговоры. Азербайджан — моя Родина, как я могу бежать отсюда. Я абсолютно спокоен, потому что никакой связи между распространяемыми слухами и действительностью нет. Я знаю, что не существует никакой связи между мной, мечетью «Абу Бекр» и этими грязными слухами.

Я готов беседовать с любым человеком, который распространяет эту информацию, и защищать свои права. Я отправился за рубеж, чтобы помолиться на священной земле и заняться некоторыми деловыми вопросами, связанными с торговлей.

Говорят, что я бежал. Это смешно. Возможно, просто я неудачно выбрал время для поездки, но, в любом случае, необходимо сначала разобраться во всем, а потом писать.

— Подходит к концу процесс по «делу двенадцати». Вы давали на одном из заседаний показания в качестве свидетеля. В начале этой недели прокурор Айдын Гасанов просил судей вынести в отношении вас решение и привлечь его к уголовной ответственности. Что вы думаете об этом?

— Часто газетчики преподносят чьи-то слова по-своему. Я сомневаюсь, что в связи с двенадцатью подсудимыми нас могут в чем-то обвинить. Дело в том, что судьи сами увидели, что обвиняемые открыто выступали против меня. Отношение людей, подобных «двенадцати», к нашей мечети нельзя назвать доброжелательным. Напротив, «Абу Бекр» ставит заслон распространению неправильных идей и мыслей.

По правде говоря, я очень удивлен тем, что мечеть «Абу Бекр» упоминается в связи с ними. Подсудимые и сами признали, что очень редко посещали нашу мечеть. В их деле чаще упоминаются названия других бакинских мечетей.

— На процессе также много говорилось о том, что многие ваши прихожане затем воевали в Чечне, Абхазии.

— Наша мечеть никого никуда не посылала и условий для этого не создавала. Мы не ведем подобной агитации. Напротив, мы пропагандируем среди прихожан любовь к Родине, учим правильно понимать себе подобных, защищать свои земли. Мы призываем людей защищать интересы Азербайджана в случае возобновления карабахской войны. Сотни прихожан приходят ко мне и говорят, что готовы отвоевывать захваченные земли.

Скорее всего источник подобных взглядов в отношении «Абу Бекр» в том, что у нас совершают намаз те, кто принимал участие в военных конфликтах. Однако наставления об участии в военных действиях они получили не в «Абу Бекре». Я уверен, что они и сами это подтвердят.

— Предположим, что кто-то в стенах мечети подбивает других прихожан на джихад. Как вы противостоите этому?

— Мы не создаем условий для подобных разговоров в «Абу Бекре». Джихад, конечно, существует. Но те, кто занимают радикальную позицию и одновременно говорят о джихаде, неправильно преподносят его. Мы же советуем нашим прихожан держаться подальше от людей, распространяющих вредные идеи. Тема сегодняшней моей хутбы заключалась как раз в том, чтобы оградить мусульман от радикальных идей.

— В последнее время распространяются слухи о том, что «Абу Бекр» могут закрыть…

— Это не торговый центр, который можно просто так закрыть. Человек, закрывающий мечеть, берет на себя великий грех, ведь это дом Аллаха. Противостоять мечети — страшный грех. Меня удивляет, что меня сравнивают с такими людьми. Я против этого.

— На процессе Кянан Шабанов заявил, что имеет претензии лично к имаму мечети «Абу Бекр», но никак не настроен против самой мечети. Вы ведь однажды имели с ним беседу…

— Кянан и те, кто разделяет его идеи, не любят тех, кто проповедует истинный ислам. Меня они часто называли неверным и несколько раз выносили в отношении меня смертный приговор. И меня после всего этого связывают с их именами?

— Как вы относитесь к позиции главы Комитета по работе с религиозными образованиями Рафика Алиева?

— Рафик-муаллим очень образованный человек с широким кругозором. Между нами нет никаких проблем.

— Но некоторое время назад распространились сообщения о том, что лицензия, выданная мечети «Абу Бекр», была аннулирована…

— Это относится не только к нашей мечети. Все мечети и религиозные организации с Нового года пройдут перерегистрацию.

— На суде вам задавали вопросы о том, что «Абу Бекр» существенно отличается от других мечетей. Как вы можете прокомментировать это?

— Об этом надо спросить у тех, кто это говорит. Думаю, что подобные разговоры появились потому, что мечеть «Абу Бекр» была построена на деньги араба Магомеда ибни Будейа из Кувейта. Но мы даже не видели его, он ни разу не был в Азербайджане.

Возможно, это вызвано и тем, что у нас нет моллы, не обмывают тела усопших. Нигде в мире не принято мыть тела умерших в мечетях. В течение семидесяти лет, при коммунистическом режиме, мы привыкли к тому, что умерших моют в мечети, что люди соприкасались с религией только в стенах мечетей.

Видимо поэтому, люди, придя к нам и не видя всего этого у нас, и подвергают нашу деятельность сомнению и предполагают, что у нас другая религия. Я не вижу другой причины.

— На «процессе двенадцати» вы обвинили Кянана Шабанова в радикализме, он же, в свою очередь, назвал вас ваххабитом. Кроме того, в течение почти всего года говорили о том, что «Абу Бекр» — очаг ваххабитов, что здесь распространяется соответствующая литература.

— Конечно, понятие «ваххабизм» существует, но еще никто открыто не признавал себя ваххабитом. Можно сказать что угодно. Я тоже могу кого-то в чем-то обвинять. Но я неоднократно подчеркивал в своих выступлениях, что «Абу Бекр» не ваххабитская мечеть.

Что касается распространения литературы, то такие случаи бывали. Мы выявили людей, которые этим занимались, и лишили их этой возможности. Но это явление было распространено не только у нас, но и в других мечетях тоже. Этой проблемой занимался лично Рафик Алиев. В последнее время нет подобных примеров.

Кроме того, я не могу уследить за всем — вы сами видели, что намаз совершали пять тысяч верующих. Моя работа заключается в произнесении хутб, наставлении людей на правильный путь.

Из архивов газеты ЭХО, 2001 год


ЭХО НА FACEBOOK:

Метки: