Реальность Туркменистана эпохи Туркменбаши

Борис ШИХМУРАДОВ, экс-министр иностранных дел Туркменистана, лидер Народного демократического движения Туркменистана

Завершается первый год нового тысячелетия, накануне наступления которого человечество было исполнено надежд на восход мирной зари над Землей, на начало эпохи согласия и разума, отказа от пещерного способа урегулирования споров, от экстремизма, от диктатуры невежества и произвола как внутри государств, так и во взаимоотношениях между ними.

Как это бывает, люди захотели начать новую жизнь с 2001 года, как дают зарок что-то доброе совершать с понедельника. Желание оказалось сильнее возможности и слабее реальности. Привычки уступали по содержанию новым представлениям, но значительно превосходили их по сути. Кровавые столкновения в Индонезии, политические землетрясения на Балканах с кровавыми последствиями, ужесточение кризиса на Ближнем Востоке, непрекращающаяся драма в Чечне, обострение до критической отметки ситуации вокруг Кашмира, отсутствие прогресса в урегулировании карабахской проблемы, мучения сотен тысяч беженцев и вынужденных переселенцев, дикие проявления международного терроризма, массовые убийства в США 11 сентября, организованные сынами дьявола, грязные философские спекуляции о войне миров, о непримиримости цивилизаций, подавление гражданских прав и свобод людей в извращенной форме, как это происходит в Сомали и Туркменистане, трагедия, с пока светлым продолжением, в Афганистане.

Таким он был, 2001 год, о котором говорили, как о времени возможного начала диалога цивилизаций, вообще цивилизованного общения не только между народами и государствами, но и между людьми. На этом фоне колоссальным авансом, с запасом, явилось присуждение Нобелевской премии мира за этот кровавый год ООН во главе с К. Аннаном. Эта премия, впервые в истории, вручена не за сотворенное, а за то, что должно быть сотворено. Дай Бог, чтобы в наступающем году началась оплата этого аванса. Не принес 2001 год ничего нового и в определении судьбы Каспийского моря и правил поведения прибрежных государств. Более того, впервые регион столкнулся с реальной угрозой конфликта, но ползучая, тихая угроза была всегда и останется до тех пор, пока те, от кого зависят политические решения, не поймут, что Каcпий — это не «пентагон», а «пятистенок».

Не фигура с пятью углами, а общий дом с пятью стенами, и, если разрушить хотя бы одну из них — весь дом рухнет. Как втолковать эту простую истину президенту Туркменистана С.Ниязову, никто и нигде не знает: ни в Баку, ни в Астане, ни в Тегеране, ни в Москве. Сорвал он встречу экспертов в россиийской столице, отказался от участия в международной конференции по перспективам Каспия в Тегеране. Это уже не просто увиливание, это — прямой саботаж, умышленное нанесение урона тонкой политической и экологической системе моря. Вот уж, действительно, «привычка — вторая натура».

Десятилетнее нанесение ущерба собственному народу для С.Ниязова оказалось слабой дозой удовлетворения садомазохистских пристрастий, он решил попробовать на международном уровне. Блокирует каспийский процесс, отказался принять участие в усилиях многонациональной коалиции во главе с США по искоренению терроризма, срывает интеграционные усилия своих коллег по среднеазиатскому региону. Все это в 2001 году получило конкретные проявления, но «посеявший ветер пожнет бурю».

2001 год стал новым отсчетом времени для туркменской демократической оппозиции, ряды которой растут в геометрической прогрессии. В принципе сегодня подавляющее большинство туркменского народа является участником этого оппозиционного движения. Не просто живут сегодня независимые с 1991 года государства. Трудно развиваются в них и политические, и экономические процессы, не просто идет привыкание к демократическим реалиям. Это касается всех государств СНГ, за исключением Туркменистана.

Что бы там ни было, в каждом из них есть возможность, хотя бы, спокойно жить в своем доме, не замечая государства, существует возможность заявить о своей позиции, участвовать в различных партиях и движениях, иметь свое дело. Везде, кроме Туркменистана, который сегодня является карикатурой на государственное образование. Понятно, что и в Азербайджане немало проблем: и экономических, и социальных — но общество не стоит на месте, оно находится в движении.

Кому-то кажется, что власти подавляют свободу журналистов, но они имеют возможность собрать митинг, выразить свое мнение, обратить внимание мировой общественности, не боясь за жизнь своих детей. Даже то, что для иностранца есть возможность выступить свободно в азербайджанской прессе, для туркмена сегодня, как полет на Луну. Пусть попробует кто-то из азербайджанских экспертов опубликовать свою точку зрения в туркменской прессе или выступить по туркменскому телевидению. Конечно, можно… только, если вы заявите, что Туркменбаши является главой всех тюрок на Земле, первый за сотни лет. Здесь нет ни капли утрирования. Такова реальность Туркменистана эпохи Туркменбаши.

Когда в своем интервью азербайджанским СМИ я заявляю, что в центре Каспия действительно существует столкновение интересов Туркменистана и Азербайджана, я практически оппонирую официальной точке зрения Баку, не боясь, что мое интервью могут выбросить, потому, что истину ищут в диалоге, в профессиональной дискуссии с применением допустимых норм и инструментария, а не запрещенных приемов. Победить должна истина, а не дремучая воля, на что все время рассчитывает Ниязов.

2001 год уходит. Уходят надежды, которые связывались с ним. Наступает новый — 2002 год, Год Лошади, священного для туркмен существа. Не раз в истории конь спасал туркмена от гибели. Пусть он поможет нам еще раз. Пусть он откроет новую страницу в судьбе Каспийского моря, в отношениях между туркменским и азербайджанским народами.

Из архивов газеты ЭХО, 2001 год


ЭХО НА FACEBOOK:

Метки: