Экономика терроризма

НУРАНИ

Напряженность на Ближнем Востоке, судя по всему, идет на убыль — как заявил на заседании министерства промышленности и торговли Израиля глава генштаба армии обороны этой страны Шауль Мофаз, «террористическая активность в регионе взята под полный контроль, причем частично — со стороны администрации Палестинской автономии», хотя и отметил, что Арафат был и остается «инициатором всех проявлений терроризма со стороны радикальных палестинских группировок, пытаясь, таким образом, укрепить свои позиции», и именно позиция Арафата заставляет палестинский народ «оставаться в состоянии конфронтации с Израилем».

Правда, в Израиле не исключают, что массовые акты насилия со стороны палестинцев могут быть возобновлены (на сообщения о мелких стычках тут уже просто не обращают внимания), однако не заметить явно «обнадеживающей динамики» нельзя. Правда, мало кто при этом сомневается, что в 2002 году отношения Израиля и Палестины будут строиться на основе иных реалий, чем еще несколько месяцев назад. Ясир Арафат более не является для израильтян «священной коровой», его обвиняют в терроризме прямо и неприкрыто, так что ситуация выглядит однозначной. Апогеем этих перемен стало отсутствие Арафата на торжественной службе в храме Рождества в Вифлееме — его туда не пустили представители израильских властей.

Анализируя расстановку сил на Ближнем Востоке, об экономических реалиях вспоминают редко. Однако, несмотря на все разговоры о «законных правах палестинского народа» и т.д., каждая вспышка насилия на Ближнем Востоке заканчивается экономической катастрофой для Палестины, прежде всего из-за удара по туристскому бизнесу. Пик которого на Ближнем Востоке приходится на рождественский сезон: во-первых, в западных странах, основных поставщиках туристской клиентуры, наступают традиционные рождественские каникулы, а во-вторых, многим хочется встретить Рождество на родине Христа. Причем, в отличие от Израиля с его многопрофильным экспортом, высокими технологиями и 14-м местом по уровню жизни в мире, для бедной и перенаселенной сверх всякой меры Палестины туризм — это, по сути дела, единственная отрасль экономики, которая может принести быструю прибыль без особой «раскрутки» — для популярности достаточно просто всего «библейского ореола».

Впрочем, срывом туристского сезона экономический ущерб не ограничивается. Малоизвестно, но значительная часть палестинцев, живя на арабских территориях, работает в Израиле. Когда в ответ на теракты Израиль вводит блокаду палестинских территорий (откуда и прибывают террористы-смертники), эти люди просто не могут попасть на работу. В результате после серии вынужденных прогулов своих работников-арабов, пусть даже не по собственной вине, израильские предприниматели просто не принимают на работу палестинцев — им, в конце концов, нужны те, кто будет регулярно ходить на работу. Вряд ли можно представить себе, что палестинские власти не отдают себе отчета в том, к каким экономическим последствиям приводит политика потворствования терактам. Скорее уж происходящее напоминает скоординированную и продуманную политику подрыва туристского бизнеса.

Удивительная синхронизация вспышек «интифады Аль-Акса» с рождественским сезоном на Ближнем Востоке не может не привлечь внимания. В свое время именно Вифлеем, находящийся под властью палестинской администрации, первым начал торжественно отмечать наступление Миллениума — с осени 1999 года, когда в городе стали устанавливать рождественские елки. Цена тура на Рождество двухтысячного и встречу 2001 года в Вифлееме, по данным прессы, доходила до 300 тысяч долларов.

Воспользоваться же вожделенным туром не смог почти никто: на рождественский сезон 2000-2001 гг. в очередной раз пришелся пик насилия в регионе. В условиях жаркого и сухого климата Палестины популярность подземных сооружений была предопределена: от подземных и пещерных храмов до сооружений вполне утилитарного назначения, вроде водоводных кяризов. Злополучный тоннель, который вызвал такие страсти, проходил у подножия Храмовой горы. Ту часть, которая проходила под Старым городом, включая Храмовую гору, укрепили, потом тоннель удлинили с таким расчетом, чтобы туристы, осмотрев древний кяриз, выходили на улицу в арабских кварталах города, где их уже поджидали владельцы «экзотических» кофеен и ресторанчиков и продавцы разного рода сувениров: чашек из оливкового дерева, шерстяных сумок, «ламп Аладдина», кофеварок и прочего «туристского товара».

Вопрос, когда именно тоннель под Храмовой горой представлял большую опасность и для главной иудейской святыни — Стены плача, и для мечети Аль-Акса: в тот период, пока он был просто «дыркой в земле», до которой никому не было ровно никакого дела, или в тот период, когда его укрепили и стали пускать внутрь туристов, не боясь обвала и обрушения, — выглядит риторическим.

Как и то, могли ли израильтяне пытаться обрушить мечеть Аль-Акса, не рискуя повредить Стену плача. Тем не менее волна «протестов» на палестинских территориях была такой, что не обошлось без жертв. От открытия туристского маршрута решили воздержаться… Словом, складывается впечатление, что власти Палестины намеренно подрывают собственую экономику. А это вовсе не так уж невероятно, как кажется на первый взгляд.

В результате провоцирования напряженности население арабских территорий планомерно отсекается от всех мыслимых и немыслимых источников дохода. В результате в сегодняшней Палестине, где безработица доходит до 90% среди трудоспособного населения, рассчитывать на экономическое выживание могут только те, кто допущен до распределения поступающей из-за рубежа помощи. А это или работники органов местной власти, или же члены суперрадикальных группировок типа ХАМАС и «Хезболлах».

Ну и, конечно же, семьи тех самых «смертников». Словом, экономика сегодняшней Палестины представляет собой то же самое, что и экономика Нагорного Карабаха, только там в роли ХАМАС выступает «Дашнакцутюн» или «Ай Дат». И именно такая, с позволения сказать, экономическая модель и обеспечивает политическую живучесть терроризма.

Из архивов газеты ЭХО, 2001 год


ЭХО НА FACEBOOK:

Метки: