В армию Азербайджана будут призывать до 35 лет

З.ВЕЛИХАНОВА, С.МУСТАФАЕВА

Отныне на действительную военную службу в Азербайджанской Республике будут призываться лица в возрасте от 18 до 35 лет. Такой возрастной ценз установлен принятым вчера Милли меджлисом (ММ) законом «О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты Азербайджанской Республики». Этот документ был представлен в парламент в порядке законодательной инициативы президента.

Помимо увеличения верхнего предела возрастного ценза, изменен и порядок предоставления отсрочки от несения воинской службы. Так, отсрочка будет предоставляться единственным сыновьям в семьях, где один из родителей инвалид I или II группы, а также лицам, имеющим трех и более детей. Раньше для отсрочки достаточно было иметь и двух детей. Кроме того, отныне наряду со студентами государственных вузов отсрочку получат студенты частных вузов, имеющих государственную регистрацию и лицензию. Интересно, что никаких объяснений причин нововведений дано не было.

Вице-спикер ММ, глава парламентской комиссии по вопросам обороны и безопасности Зияфет Аскеров ограничился напоминанием статьи Конституции о том, что служба в армии является священным долгом каждого. Следует отметить, что документ вызвал неоднозначную реакцию меджлисменов. Так, депутат от Партии гражданской солидарности (ПГС) Фазаил Ибрагимли расценил нововведения как новый источник для взяточничества в военкоматах. Он указал также на психологическую несовместимость 18-летних юношей и 35-летних мужчин («Туран»).

Разумность новых мер подвергла сомнению даже депутат от правящей партии «Ени Азербайджан» Ася Манафова. По словам же военкома страны Алиаги Гусейнова, 95% призывников в возрасте 27 лет уже отслужили в армии и нововведения коснутся «всего 100-150 человек». В то же время он сообщил, что в настоящее время правом отсрочки пользуются 57 тысяч студентов и 17 тысяч человек по семейным обстоятельствам. В конечном счете документ был принят 77 голосами «за» при 18 «против» и 2 «воздержавшихся».

По мнению экс-министра АР Таджеддина Мехтиева, парламент принял бессмысленное решение. Увеличение возрастного ценза призывников азербайджанской армии не позволит добиться пополнения ресурсов армии, потому что по нашим законам ни один человек призывного возраста не имеет возможности уклониться от армии. Как известно, молодые люди по исполнении 18 лет должны быть призваны в армию. Но если призывник поступил в вуз, то он освобождается от призыва до окончания учебы в институте. Соответственно он в любом случае хотя бы год, но проходит срочную службу.

Не подлежащими призыву признавались люди по состоянию здоровья, имеющие двоих детей, являющиеся единственным кормильцем или же единственным сыном. И, как полагает Т.Мехтиев, если их начнут заново подвергать всей процедуре призыва, то может выявиться мизерное количество людей, годных к службе.

Ведь не может же через несколько лет вырасти нога или рука, невозможно сразу вылечиться от бронхита. Опять-таки после хирургической операции человек может быть в ограниченной степени годным к службе, но это будет 1-2 человека из ста. Стоит ли из-за них изменять законы, увеличивая возрастной ценз? Как заявил экс-министр обороны, призывных ресурсов в Азербайджане предостаточно, чтобы укомплектовать армию. Увеличение же возрастного ценза в поисках годных к службе породит массу недовольства, побочных разговоров о необходимости изменений законодательства. Все, кого могли призвать, уже призваны, подчеркнул Т.Мехтиев.

А предел службы в 35 лет, установленный в западных странах, на который ссылаются парламентарии, действительно существует, но предназначен он для профессиональной армии, говорит Мехтиев. В некоторых странах параллельно существуют профессиональная армия и срочники. Из отслуживших в армии на конкурсной основе укомплектовывается профессиональная армия на контрактной основе. Это высокообеспеченная и высокооплачиваемая армия, где возрастной ценз — до 35 лет, после которого контрактник имеет право уйти на пенсию с высокими льготами и высокой пенсией и до 50 лет находится в резерве. Так что здесь возрастной предел для армии совершенно уместен, считает экс-министр.

По мнению Т.Мехтиева, нам нужна профессиональная армия. Но для того, чтобы перейти к ней, необходимо принять доктрину, где будет обозначен такой переход. В то же время должны быть разработаны новые уставы, новые положения, ведь все наши военные законы — наследие советского периода, но только переведенные на азербайджанский язык, заявил экс-министр обороны.

В России, например, считают, что на это им понадобится три-четыре года. А Азербайджану, по мнению Т.Мехтиева, — шесть-семь лет. Но, добавил он, можно параллельно проводить призывы в срочную армию, а из тех, кто отслужил на конкурсной основе, выбрать лучших из лучших и сформировать отдельную профессиональную бригаду на контрактной основе. Для начала опробовать эту бригаду — во сколько она обойдется государству, сравнить качественные изменения в боевой подготовке этой бригады с другими бригадами. Предоставить военнослужащим высокую зарплату, обеспечить прекрасным питанием и укомплектовать лучшим обмундированием.

Во всем мире доказано, что один профессиональный солдат заменяет пять восемнадцатилетних юнцов. Поэтому, считает Т.Мехтиев, лучше иметь сорокатысячную мобильную выоскооплачиваемую профессиональную армию, нежели сто тысяч необученных солдат.

В помощь парламенту «Эхо» решило провести собственный небольшой опрос жителей и гостей столицы. Так выяснилось, что практически каждый опрошенный нами респондент уверен в том, что власти под новый год решили сделать себе подарок в виде увеличения возрастного ценза для призыва в армию. Причем, что интересно, по мере увеличения срока призыва в армию увеличится число желающих от нее «откупиться». Так, по мнению опрошенных, утверждение подобного законопроекта следует воспринимать «как очередной повод для того, чтобы подзаработать».

По мнению студента 4-го курса Мухтарова Азера, если Милли меджлис утвердит эти поправки, ему придется обязательно продолжить учебу в вузе и дальше. «Я не хочу и не пойду служить. Мои двоюродные братья пошли служить здоровыми, а вернулись с пошатнувшимся здоровьем. Да, это школа выживания. Там делаются ставки на способность выносить лишения и унижения. Вместо того, чтобы улучшить положение азербайджанских военнослужащих, они находят еще более изощренные пути добывания денег. Что касается того, почему они это делают именно сейчас, думаю, что кому-то из влиятельных чиновников надо покрыть долги, другого не дано. Ведь они у нас работают по принципу налоговой инспекции».

Аскерова Рена, домохозяйка: «Вы знаете, я так расстроилась, когда об этом узнала… Нашему единственному ребенку всего лишь год, а мужу 29 лет. Я, например, не уверена в том, что завтра, когда мужа призовут в армию, мою девочку будет кормить государство, при том, что по закону срок моего декретного отпуска еще не истек. Ну, допустим, пошла я работать. У меня нет таких близких, которые бы смотрели за моим ребеноком. Детские сады — сплошная «обдираловка», а по специальности я преподаватель, что мне теперь делать при моих мизерных заработках?! И потом, по-человечески я очень боюсь его отпускать. Там такой беспредел…»

Керимов Ильхам, предприниматель, 32 года: «Мне кажется, что это происходит от того, что разговоры о начале боевых действий приобрели сегодня наиболее интенсивную форму. Или правительство действительно собирается возобновить военное противостояние, или это будет являться своеобразным запугиванием противника. Что касается моего мнения, то я к этому отношусь категорически отрицательно. У меня двое детей, одному 1 год, другому 3 годика. И я не представляю, кто их будет содержать тот промежуток времени, что я буду находиться в армии. А чтобы обеспечивать еще и третьего ребенка, нужна определенная материальная стабильность».

Айнур Дашдамирова: «Мне кажется, что правительство таким образом хочет уменьшить число безработных. Видимо, власти всерьез решили позаботиться о демографической ситуации в нашей республике. К тому же я уверена в том, что все это станет очередной причиной для эмиграции молодых людей в другие страны. В этом случае государство проиграет намного больше, хотя кто об этом думает».

Отметим, что в подобном духе ответило большинство опрошенных респондентов…

Из архивов газеты ЭХО, 2001 год


ЭХО НА FACEBOOK:

Метки: